`Till Day We Die by Trixer
Summary:

Фанфик про чугун, шестеренки и Евангелион.

Алсо, желание написать что-то невероятно серьезное, иногда просто разрывает мою душу на куски.


Categories: Neon Genesis Evangelion Characters: Asuka S., Gendo I., Misato K., Pen^2, Rei A., Shinji I.
Жанр: Боевик, Драма, Научная Фантастика, Сверхъестественное, Трагедия
Challenges:
Series: Нет
Chapters: 1 Completed: Да Word count: 1253 Read: 6480 Published: 15.02.2009 Updated: 15.02.2009
`Till Day We Die by Trixer

 

Пожалуй, многие считали его сентиментальным идиотом, а те, что не знали о его увлечениях - просто психом, но, тем не менее, это не мешало ему бродить ночами по городу, забираясь в его самые отдаленные уголки.

Говоря откровенно, Синдзи любил город. Но говоря ещё более откровенно, он ненавидел его. Парадокс из серии «все греки лгут». Что любим, то и неизбежно ненавидим. Любовь не может существовать без пожара ненависти. Хотя, как вам наверное известно, вовсе не обязательно что-либо любить, для того чтобы именно это возненавидеть всем сердцем.

Где-то в вышине гудящей стрелой пролетел поезд. Многие считали, что город  был сродни джунглям.  Высоко над землей, огибая верхушки деревьев-домов, парят птицы, а здесь, внизу, где нет ничего кроме разрушения и смерти, в грязи копаются черви. Город рос вверх, неизбежно пожирая все, что оставалось под ним, внизу.

 Много лет назад большую часть так называемого «нулевого этажа» составляла извилистая система коммуникаций и эвакуационных путей на случай, если все остальные этажи города будут уничтожены. Всего этажей было девять, и даже тогда, невозможно было представить себе день, когда они все разом перестанут работать. Пожалуй, это была бы величайшая для человечества катастрофа. Спуститься из далеких жестяных небес на грешную и безнадежно изуродованную землю...

Мощная струя пара, неожиданно вырвавшаяся из трубы напротив Синдзи, едва не сварила мальчика заживо. Чертыхаясь, парень поспешил убраться подальше от смертоносной трубы. Слишком горячий воздух без особых усилий мог засушить его легкие, как гербарий.

Отойдя на безопасное расстояние, Синдзи осмотрелся в своей механической утопии. Огромные шестеренки  крутились со страшным грохотом, трубы торчавшие отовсюду, безустанно изрыгали из себя тонны обжигающего пара и черного, как гниль дыма. Маленькие, насквозь проржавевшие и кое-где даже обвалившиеся площадки напротив коммуникаций, соединялись меж собой покрытыми многолетними слоями сажи и копоти лестницами. Это был ужасный мир, где шансы выжить исчислялись отрицательными числами. Раньше, когда город только строился, этот нулевой этаж был надеждой. Спасением на случай краха. Но шли годы, и со временем люди перестали воспринимать это место, как последнюю надежду. Правительство благосклонно разрешило проводить регулярно ломавшиеся коммуникации по нулевому этажу. Потребности города росли, со временем техобслуживание нулевого уровня перешло на автономный режим. Едва справлявшиеся с потоком отходов системы жизнеобеспечения были окончательно утилизированы. Единственными обитателями нулевого этажа стали автоматические ремонтные модули, которые едва ли не ежечасно чинили город. Латали его душу.  Вот и сейчас мимо Синдзи  пролетела отдаленно напоминающая краба конструкция. Посреди опаленного корпуса из чугуна, на тонких трубочках-ниточках висели два маленьких прожектора. Руки робота представляли собой клешни, являвшиеся по совместительству универсальным ремонтным средством, в любой момент готовым трансформироваться во что угодно, начиная от гаечного ключа и заканчивая сварочным аппаратом.

Синдзи не обращал на бота внимания, и тот, казалось бы отвечал ему взаимностью. В сознании руководства жилищно-коммунальных услуг, нахождение на нулевых уровнях было чем-то за гранью человеческих возможностей.  В принципе, так оно и было. Существовали подпольные секты,  выгрызавшие себе уютные норки внутри городских систем и даже создававшие меж шестеренок и труб целые храмы. Отдельные системы коммуникаций служили для них местами для свершения паломничества.

Синдзи хмыкнул. Нужно быть большими оригиналами, чтобы поклоняться водосточной системе. Ремонтный бот уже заканчивал свой технический облет местности. Он пару раз мигнул  Синдзи своими глазками-фонарями, как будто желая  с ним попрощаться.  

 Тем не менее, попытки поклонения богу из шестеренок пресекались лишь первые несколько лет существования города. Тогда он был ещё младенцем и не мог самостоятельно побороть раковые опухоли в своей  механической душе. Сектантов публично вешали, расстреливали, убивали, церковь предавала их анафеме, а они все равно, с железобетонным упорством лезли на нулевой этаж.

А потом город вырос. Церковь нарекла его Иерихоном. Он стал ещё сильнее и красивее не только внешне, но и внутренне. Правда, люди  извратили его душу, как могли, но такова цена за внешнюю мощь и нерушимость. А потом, город осознал себя. И перестал пускать людей в свою душу. Конечно, правительство  отрицало многочисленные смерти среди обслуживающего персонала, и списывала гнев Иерихона на нелепые случайности. Позже на смену людям пришли боты - единственные кому город позволил копаться в своей душе. Тогда это казалось безумием - полностью отказаться от человека и заменить его только что сошедшими с конвейера машинами. Подумать только, за десятки лет существования города, модели роботов практически не подвергались модернизации. Хотя очень немногие об этом задумывались.

Но когда проблемы, казалось бы, закончились, появилось множество сект, наоборот, желавших лишь скорейшего уничтожения Иерихона, как «недостойного истинно верующего человека бога из машины» Эта проблема была в большей степени внешней, нежели чем внутренний. Здесь Иерихон ничем не мог помочь людям. Они должны были сами вычислить врагов своего бога.

В кратчайшие сроки правительством был сформирован комитет безопасности, приорететной задачей которого стало уничтожение любой угрозы для Иерихона.

Синдзи, как сын главы  NERV по достижении четырнадцатилетия  был принят в эту организацию.

С того момента, как он впервые убил еретика прошло ровно два года. На душе у старшего лейтенанта института особых исследований NERV было погано. Он любил город за его теплоту и доброту к своим жителям. И люто ненавидел за роль, отведенную ему в этой системе шестеренок.

Площадку, на которой Синдзи стоял все это время, недвусмысленно качнуло. Город намекнул мальчику, что больше не желает видеть его. Парень  в последний раз посмотрел на ворчавшие механизмы и, вздохнув, начал взбираться вверх по лестнице.

Когда до ближайшего парового лифта оставалось всего-то восемьсот метров, платформа, на которой он стоял пару минут назад, с характерным механическим скрипом рухнула вниз. Синдзи мысленно поблагодарил Иерихон, и подумал, что, наверное, исследование городских внутренностей когда-нибудь его погубит.


Паровой лифт быстро доставил его на первый этаж. Теоретически, он не работал уже десять лет, однако на практике находился в вполне достойном состоянии.
На первом этаже ютились низы общества. Неудивительно - ведь это было единственным место, где на работу принимали без рекомендаций. Для того чтоб засыпать уголь в заводскую печь - много мозгов не надо.

Первый этаж едва возвышался над уровнем земли. Большего всего он напоминал огромную открытую канализацию, где вечно царила холодная и мокрая полутьма. Народу на этаже обитало немеряно, а  места  было ещё меньше, чем на нулевом уровне. Всему виной были огромные заводские комплексы, безустанно выплавлявшие чугун для нужд Иерихона. И хотя крыши у этого этажа не было (как, впрочем и у всех остальных), солнечные лучи все равно никогда не проникали сюда. Безостановочно работавшие заводы делали свое грязное дело, закрывая солнце клубами черного как смоль дыма.

Свой купленный на черном рынке «AlFe 101» Синдзи оставил на стоянке напротив  литейного завода. Официально, важным сотрудникам NERV было запрещено спускаться ниже пятого этажа без одобрения штаба. Но для того и существовал черный рынок нелегально улучшенных моделей мехолетов - чтобы без лишних вопросов перемещаться куда  угодно и когда угодно.

Спустя пару часов Синдзи достиг четвертой платформы, где он спрятал свой мехалет на полуофициальной стоянке. Ещё через полчаса - он уже сидел в обшарпанном вагоне поезда, увешанного бессмысленными и наполовину ободранными плакатами. Что-то про светлое будущее и замечательное правительство.

Определение «платформа» - было, в общем-то, не совсем корректным. Каждый этаж представлял собой сеть платформ, объединенных железнодорожными линиями и пешеходными мостами. Количество платформ на каждом этаже исчислялось цифрой с несколькими нулями, потому, для удобства совокупность всех платформ было принято называть этажом или, платформой в единственном числе.

 Забавно, но ведь многие люди  рождались и умирали на своих уровнях, так ни разу и не воспользовавшись межплатформенными поездами. Счастливые обладатели сверхмощных мехолетов (или нелегальных модификаций обычных) могли путешествовать без оглядки на поезда. Однако попасть на верхние этажи без особо разрешения было невозможно. Линия поездов же, обрывалась на седьмом уровне.

 Динамик в вагоне играл убаюкивающий джаз. Синдзи смотрел в окно напротив своего кресла и любовался величественным видом удалявшейся от него платформы, наполненной серыми домами, над которыми возвышалась извилистая паутинка рельсов. По ним медленно ползли похожие на гусениц поезда, периодически попыхивая белыми, едва заметными в серой полутьме облачками дыма. Издалека поезда казались такими маленькими и милыми... Иногда в небе мелькали едва заметные черные точки - мехалеты.

  Наконец, шпалы пошли резко вверх и вагон с Синдзи, подобно стреле пробил слой перистых облаков. Нежно-золотистый свет закатного солнца нарушил депрессивную полутьму вагона. Его чугуниевые стенки стали отливать ржаво-золотистым цветом. Неподалеку от путей можно было разглядеть платформу, утыканную небоскребами, подобно тортику на день рождения. Правда, трудно найти человека, которому бы исполнилось столько лет. Здесь присутствовала точно такая же, как и на нижних этажах, железнодорожная линия, однако  здесь её высота едва ли достигала середины среднестатистического небоскреба. Солнце уже садилось, но мехалеты, подобно стае комаров продолжали кружить в воздухе, дополняя непередаваемую атмосферу городской суеты.

Это был седьмой этаж Иерихона - платформа полная небесных гигантов, как будто подпиравших небо своим величием и внушительными размерами. В этих громадинах ютились граждане с уровнем дохода «чуть больше среднего» Выше, на  восьмом этаже, обитали миллионеры, а девятый обжили политики и прочие бюрократы.

Лучи заходящего солнца играли на ржавой поверхности поезда. Единственной вещью,  помешавшей Синдзи уснуть - был невероятно жаркий, давящий на душу воздух, отдававший металлом, потом и копотью.


Дома на последних трех уровнях сами по себе считались престижными. А Синдзи жил в самом высоком (а значит в самом дорогом) районе платформы, в месте, куда мечтал попасть любой смертный, обитавший в городе. Было довольно-таки поздно (солнце уже садилось) и основная масса жителей  Иерихона видела десятый сон. Возможно, вам покажется странным, что люди так беспокоились по поводу солнечного света. Дело в том, что без него навигация в воздухе была практически невозможна. Обитатели Иерихона просыпались с первыми лучами солнца (часов этак в пять) и спать ложились, как только солнышко покидало свой небесный пост.

Так вот, было уже поздно,  поэтому никто не встретил Синдзи приветливой улыбкой. Консьерж, по всей видимости, давно уже спал. Свечки на огромной люстре наверху были затушены. Однако даже в темноте угадывались желтоватые отблески стен и красный ковер, оканчивавшийся длинной винтовой лестницей. Вернее, несколькими лестницами, но вечером работала только одна. Правительство старалось по возможности избегать бессмысленного сжигания ресурсов.

Синдзи жил на последнем этаже, а значит приди он глубокой ночью, скорее всего, подниматься пришлось бы пешком. Крутанув на небольшом циферблате цифру 93 Синдзи начал свой неспешный подъем наверх. Ступеньки под его ногами пришли в движение и медленно поползли вверх. Грохот шестеренок приятно разбавлял гробовую тишину холла.

В квартире было убийственно темно и, первым делом парень решил разжечь небольшую печь около входной двери. Уголь был ещё горячим, потому Синдзи подкинул в печь всего лишь пять или шесть поленьев. После чего он дернул за рычажок, и небольшой вентилятор внутри печки  начал раздувать угли.

Через пятнадцать минут ожидания внутренние механизмы квартиры пришли в движение. Повсюду с характерным механическим постукиванием закрутились шестеренки.

В целом, квартира у Синдзи была маленькая, но уютная: одна комната, кухня и спаянный санузел. Из мини-холодильника на камбузе уже вылезал Пен-пен, его домашний бот - пингвин. Больше всего Пен-пен походил на скелет птицы, нежели чем на животное - посудите сами - кожи или стального покрытия на нем не было. Он состоял из тонких металлических деталей, подобно решетке скрывавших за собой шестереночные внутренности птицы.

-Привет... - пробормотал Синдзи, видя как пингвин, забавно покачиваясь, подходит к нему - Как жизнь?

-Кварц! - Скрипнуло создание.

-Ну, вот и хорошо - в воспитательных целях Синдзи погладил бота по голове.

Пен-пен был одним из первых феноменов механики, главной науки тысячелетия. Имея внутри себя слабую угольную печь, бот умудрялся спокойно работать в режиме ожидания более года. Конечно, при появлении хозяина расход энергии резко увеличивался, однако сути феномена это не объясняло. Много позже профессор теплового отделения механики института национальной безопасности NERV  Н.Кварц выдвинул теорию о том, что «тепловые механизмы седьмого поколения и выше способны излучать поле, состоящие из частиц повышенной твердости» Скорее всего, в момент написания формулировки своей теории, впоследствии ставшей одной из основополагающих аксиом тепломеханики, Кварц был мертвецки пьян.  Как по-другому объяснить форменный идиотизм выше Синдзи не знал. Но, тем не менее, старик был прав - вокруг продвинутых механизмов действительно образовывалось невидимое поле с множеством неправильных углов. Неудивительно, что излучение, порождающее его назвали кварцевым, ведь при его активации раздавался характерный щелчок - «кварц»

-Ладно, Пен-пен. Я пойду спать. Спокойной ночи.

Пингвин как будто расстроился. Его глаза-фонари стали затухать и он, попыхивая клубами дыма, медленно попрыгал в свой домик. «Это ведь невозможно, верно?» - размышлял Синдзи, вытаскивая из холодильника пиво. Холодильник представлял собой алюминиевую коробку, с толстой чугуниевой  трубой наверху. Из этой трубы в ящик ежечасно падал лед. Занимая примерно две трети пространства, лед постепенно таял, после чего через маленькие дырочки, вода на дне ящика просачивалась в отдельный резервуар, откуда по трубам поступала куда-то ещё, где снова замораживалась в ледяную глыбу, измельчалась и вновь поступала в квартиры.

 Синдзи допил пиво, смял банку и выкинул её в мусоропровод. Через некоторое время он продолжил свои размышления в ванной. Стены, потолок, и пол ярко сверкали от скупых лучей маленькой лампочки-груши. Сама ванна полностью состояла из чугуна. Между раковиной и туалетом расположились несколько насосов с водой.  Дернув рычагом, Синдзи удовлетворенно кивнул головой, видя, как приборные стрелки на насосах запрыгали туда-сюда. Из крана медленно полилась вода. Для восьмидесяти процентов жителей Иерихона  эта ванна была непозволительной роскошью.


Синдзи работал в NERV около двух лет. За поимку особо опасного преступника, оказавшегося одним из его бывших одноклассников, он получил повышение до старшего лейтенанта. После чего прошел курс ускоренного обучения пилотированию «рыцарей» - особых ботов, созданных для подавления крупных скоплений врага. Синдзи ежедневно патрулировал улицы города на своем рыцаре. Его лучшим, и, в общем-то, единственным другом была вспыльчивая  коллега по работе - Аска Сорью Ленгли.  Они практически всегда работали в паре.

Надо отметить, что рыцари, как и любое тепломеханическое устройство также обладали определенной классификацией. Рыцарей (или Найтмеров) различали по поколению, модели и классу.  Не вдаваясь в подробности, уточним лишь, что рыцари Аски и Синдзи относились к последнему,  девятому поколению. Таких ботов в городе можно было пересчитать по пальцам, поэтому NERV  было принято решение наделять каждого из уникальных рыцарей персональными характеристиками и именем.

Рыцаря Синдзи звали Ланселот. Его броня была усиленна белым чугуном, крепчайшим из  известных науке металлов.  Плавильная печь, выделявшая неимоверное количество энергии, располагалась внутри корпуса и являлась наиболее укрепленной частью Ланселота. Со стороны он напоминал средневекового рыцаря, с ног до головы закованного в тяжелый доспех. На ногах бота располагались паровые коньки-ускорители, разработанные для повышения мобильности найтмера. Основным оружием Ланселота являлись выкидные лезвия, впаянные в правую руку. На левой конструкторы решили закрепить шесть пулеметных стволов для дальнего боя.

Гурен - рыцарь Аски, в отличиео от архаичного Ланселота, разрабатывался с применением нескольких инновационных технологий. В частности, его правая рука, созданная из алюминия повышенной теплоустойчивости, изрыгала пламя и могла плавить все, до чего дотрагивалась. Класс брони Гурена был на порядок выше, нежели чем у Ланселота, однако у него отсутствовали паровые коньки, что сильно понижало его мобильность. Впрочем, одного грозного вида этого Найтмера порой было достаточно, чтобы разогнать толпу сектантов.

На базе Синдзи первым делом отчитали за опоздание.

-Синдзи, где тебя черти носят?! - Возмущалась Мисато - Аска уже приступила к патрулированию, бегом в ангары, а то до конца недели будешь чистить чугуниевые сортиры!


Патрулируя центральную платформу седьмого этажа на пару с Аской, Синдзи про себя мечтал о вечерней вылазке на нулевой этаж. От одной мысли о том, что вечером он будет дышать с городом одним воздухом, а их сердца станут биться в унисон, становилось хорошо.

Кабина Ланселота представляла собой узкую коробку, вытянутую по диагонали. В центре находилось кресло с Синдзи, справа располагались баллоны, показывавшие давление газа в дополнительных ускорителях и приборная панель, переполненная множеством разнообразных измерительных приборов - в основном это были градусники с температурой, но на панельке нашлось место и для такой экзотики, как спидометр и показатель скорости вращения шестеренок. Посредством множества рычагов Синдзи регулировал внутреннее состояние машины. Поначалу это требовало максимума сосредоточенности, но уже через неделю парень довел все необходимые телодвижения до автоматизма.

Неожиданно маленькая шестеренка на небольшом приемнике слева завертелась с безумной скоростью. Это могло обозначать что угодно, начиная от стандартной взбучки от скучающей Аски и заканчивая обнаружением ранее неизвестной волны. В любом случае, пустой  треп по радио будет быстро пресечен Мисато, как чересчур неэкономичное использование чересчур дорогой энергии.

-Ланселот на линии - сухим голосом отрапортовал Синдзи, дернув рычажок на приемнике.

-Говорит база - также сухо соблюла формальности Мисато - Форс-мажорная ситуация. Каков ваш запас энергетических ресурсов?

-Полтонны угля, две трети запаса газа, стандартный набор вооружения. А что случилось? - Голос Синдзи дрогнул. Он ненавидел боевые операции.

- Плохо. Однако времени на дозаправку и перевооружение у нас нет.  Выдвигайтесь в сектор один, квадрат четыреста восемьдесят шесть.

Кряхтя, Синдзи вытащил карту из бардачка и быстренько и с помощью  карандаша наметил расположение цели.

-Мисато-сан, точка находиться за пределами города, вы точно...

-Абсолютно. Вам необходимо спуститься по скоростным туннелям на первый аварийный уровень и покинуть пределы заградительного купола Иерихона через третий шлюз - голос Мисато стал на порядок тише, в нем заиграли материнские нотки - Ты не ослышался, мой мальчик. Дела действительно паршивые.

-Вас понял, база. Выдвигаюсь на позицию - Дрожащей рукой Синдзи выключил радио. Выйти за пределы купола... Это звучало поистине нереально, почти за гранью возможного. По официальным данным, люди больше века не покидали пределы города.

-Ха-ха! Наконец-то нам подкинули нормальную работенку! Вперед, сопля, пора надрать кое-кому задницу! - Импульсивная Ленгли воспользовалась  радио только ради этой, безусловно, очень важной новости. Для нее задания были веселой игрой, способом хорошо провести время... Синдзи никогда её не понимал.

 Парень посмотрел на Аску. Её Гурен утвердительно махнул рукой. Пожав плечами, мальчик развернул Ланселота к ближайшей шахте системы скоростного спуска.


Купол состоял из генераторов кварцевого щита повышенной мощности, более того, он являлся одним из основных источников энергопотребления... Шлюзами  назывались служебные дыры в куполе, созданные на случай «если вдруг зачем-то понадобится выбраться наружу»

 Два найтмера быстро преодолели систему коммуникаций нулевого этажа и свернули в узкий извилистый коридор, лишенных света и прочих признаков развитой механизированной цивилизации. Коридор больше напоминал штабной отстойник. Отовсюду разило убойнейшим запахом, под ногами рыцарей постоянно что-то хлюпало и регулярно семенили крысы, якобы вымершие десять лет назад

-Ну и дрянь... - прокомментировала Аска. Её боевой пыл потихоньку угасал.

-Теперь уж точно будет о чем поговорить с Мисато... - скороговоркой прошептал Синдзи.

Третий Шлюз не работал уже семьдесят лет, но, даже не смотря на это, механизм у него был что надо. С третьей попытки Гурену удалось раздвинуть створки огромной двери. Сразу за ней шел наклонный спуск вниз.

Гурен приглашающее махнул рукой. Мол, «ты первый, придурок».

-Ну и ладно - сказал Синдзи, поддавая жара в плавильную печь. Немного подкрутив баллоны, он газанул вперед.


Поверхность встретила их ураганным ветром и неприветливыми пейзажами свалки. На много километров вокруг не было ничего кроме гор и отходов цивилизации. Серое небо давило на них сверху, подобно гигантскому прессу. Дети пялились на пустошь во все глаза, наивно рассчитывая, что  через пару десятков лет, они будут травить байки своим внукам об «ужасной жизни за пределами города».

-Цели находятся на свалке - на этот раз приемник не стал спрашивать разрешения. Голос Мисато был едва различим через многочисленные помехи.

-Выдвигаюсь на свалку. Какие будут указания относительно целей? - Синдзи страшно нервничал. С самого начала все это казалось ему каким-то безумием.

С минуту радио молчало.

-Уничтожение. Будьте максимально осторожны, командование подтвердило наличие у врага рыцарей нового поколения...

Связь прервалась. Быстро перенастроив радио, Синдзи связался с Аской.

-Гурен, я потерял сигнал с базы.

-Я тоже, Синдзи. Быстрее шевели своей задницей вперед! - Голос немки был необычайно серьёзен - Моего Гурена хватит  ещё на полчаса интенсивной нагрузки. В принципе, он может работать и дольше, но высока вероятность, что котел не выдержит температуры и взорвется - из динамика послышался вздох - Чертовы повстанцы... Да что они на этой помойке забыли-то...

Синдзи сглотнул. Если уже и Аска заговорила с ним серьёзно, значит дело действительно дрянь. Наличие у врага рыцарей тоже погоды не делало.  

Ланселот отдалился от Гурена примерно на десять метров, после чего они начали совместное движение вперед, огибая огромные мусорные кучи и свалки металлолома - отходы Иерихона, ржавеющие тут ещё, наверное, со времен начала строительства.


Наконец, им удалось добраться до середины гигантской свалки. Серые облака гнетущей дымкой смотрели на них с небес. Переодически удары молний ворошили землю перед ними.

В мусорной куче прямо перед ними копалось нечто. Оно отдаленно напоминало человека и в тоже время сильно походило на рыцаря. Его движения не были скованными, как движения найтмера, а технических причиндалов на нем был самый минимум - только фиолетовая броня и шлем. Между двумя узкими прорезями для глаз располагался огромный рог.

-Да что же это такое?! - Синдзи не верил своим глазам. Он действительно наблюдал перед собой огромного великана, закованного в железные фиолетовые латы.

-Синдзи, придурок, удивляться будешь, когда мы его размажем по окрестностям - в голосе Аски не было ни капли уверенности, но по-другому она ответить просто не смогла.

-Да но...

-Никаких но! Давай, атакуй, иначе я сама все сделаю за тебя.

Зная нестабильность рыцаря Аски, Синдзи никак не мог себе этого позволить. И эта рыжая стерва знала это! Вечно его все используют...

Разогнав двигатели, Ланселот, как конькобежец ринулся на врага. Полуживотное, казалось, не замечало его, продолжая увлеченно копаться в мусоре.

Синдзи выдвинул два лезвия из запястья правой руки и шесть пулеметных стволов из левого запястья. Наконец, тварь заметила его. Между её уродливых зубов была зажата железная труба, а белые глаза выражали высшую степень удивления. Чудовище впало в ступор.  Не раздумывая, Синдзи открыл огонь из пулеметов и замахнулся для удара лезвиями...

Монстр заслонился от пулеметного огня, однако пули все равно пробили его броню. Взвыв от боли, тварь кинулась на Ланселота, но Синдзи оказался проворней - ловкий ударом снизу он попытался проткнуть противнику челюсть, как много раз уже делал с рыцарями повстанцев, однако...

Однако лезвия напоролись на оранжевый шестигранник!

-Боже, что это?!  - Спросил Синдзи у самого себя.

Лезвия не могли пройти сквозь нерушимый щит. Подобной мощностью не обладало даже кварцевое поле, хотя ничто не могло сдержать удар лезвий с антикварцевым покрытием и...

Пока Синдзи удивлялся, исчадие ада увеличило напор. Поле отшвырнуло Ланселота, как детскую игрушку.

С диким ревом зверь в фиолетовой броне понесся за добычей. Это выходило за все рамки возможного, не один рыцарь даже в целях устрашения не мог издавать таких звуков и двигаться с такой умопомрачительно скоростью...

Неожиданно на пути монстра возник Гурен. Аска остановила тварь своей хваленой рукой, но даже она не могла сдержать напор оранжевого шестигранника. Гурена вдавило в землю, и он начал медленно отодвигаться назад, оставляя за собой  вспаханную борозду грязной земли. Рука Гурена, сделанная из металла, обладавшего крепчайшей кристаллической решеткой стала потихоньку плавиться.

-Невозможно... - с ужасом прошептал Синдзи.

Ланселот и Гурен были едва ли не лучшими рыцарями NERV. Вдвоем, они никак не могли проиграть какому-то там повстанцу.
В конце концов, Гурен не выдержал и упал. Монстр переступил через него и продолжил свой путь к Ланселоту. Плавильная рука рыцаря Аски была изуродована до неузнаваемости. Без нее Гурен лишался основного преимущества своей модели.

Температура в котле резко увеличилась. Похоже, у Ланселота была повреждена главная плавильная печь. Тут требовался срочный, хотя бы полевой ремонт. Но глушить котел в ситуации, подобной этой было чистой воды самоубийством.

У Синдзи  не было иного выбора, кроме как прицелиться и открыть беспорядочный огонь из пулеметов. Пули просто отскакивали от шестигранного поля, не причиняя порождению мрака никакого урона.

Внезапно Гурен дернулся и резко схватил монстра за ногу. Несмотря на ужасающее состояние, рука все равно продолжала функционировать.

Тварь рыкнула и резко развернулась назад. Аска крепко держала его за ногу, которая уже начала потихоньку плавиться...

Монстр схватил Гурена за голову и грубым рывком поднял с земли, окончательно оторвав ему руку. Тварь разинула свою пасть, явно намереваясь откусить кабину вместе с пилотом.

Механически обрубок руки Гурена резко дернулся и выстрелил огнем неконтролируемого пламени прямо из печи.

Монстр и Синдзи закричали одновременно.

Через секунду Гурен взорвался.


-Что это за мерзкая тварь? - подумал Синдзи, глядя на странное существо, спускавшееся с небес.

Ланселот был в ужасном состоянии. Мощный взрыв Гурена, придавил найтмера Синдзи кучей обломков. И хотя плавильная печь работала на полную катушку,  рыцарь не мог даже шевельнуться. Температура котла была нестабильной, что говорило о серьёзной утечки охлаждающей жидкости - воды. О том, чтобы продолжить бой не могло идти речи.

Но Синдзи это уже не волновало. Его не волновали сломанные ребра и неестественно изогнутая рука. Его волновало существо, спускавшееся с небес.

Мальчик в жизни не видел более омерзительной твари. Эта была ужасная помесь мужчины с женщиной, закованная в ярко-белый доспех. За спиной у этого исчадия ада росли огромные белые крылья, а в руках оно сжимало здоровенный меч.

-Я просто сошел с ума... - прошептал Синдзи, сплевывая кровью прямо на приборную панель. Сейчас, когда в кабине стало очень узко, он ощущал практически интимную близость с Ланселотом.

В месте, откуда существо спускалось с небес, расступились тучи, пропуская на землю лучи яркого солнца.

Неожиданно, весь обзор загородила огромная уродливая морда фиолетовой твари. Из её грязного рта медленно стекали слюни.

На удивление Синдзи, который вообще уже ничему не удивлялся, а только нервно хихикал, периодически разбавляя свой смех всхлипами, монстр не стал убивать его. Наоборот, он быстро разобрал завал и даже протянул свою лапу Ланселоту.

Синдзи тупо смотрел на эти окровавленные пальцы, на глупое выражение лица твари... Он ни черта не понимал. Но почему-то, не прекращая смеяться, дернул за рычаг, принимая помощь уродца.

Их руки почти соединился в братском рукопожатии, как неожиданно что-то отбросило фиолетового великана влево. На его месте появилась ещё более омерзительная крылатая тварь с мечом. Она замахнулась им, явно намереваясь добить Ланселота.

За миг до удара, на пути меча возник оранжевый шестигранник вместе с его источником, монстром, только что, едва ли не уничтожившего найтмера Синдзи.

На лицах обоих монстров отражалась взаимная злоба и ненависть друг к другу. Наконец, фиолетовый великан подналег на щит и резко отбросил крылатую тварь от себя. Затем он кинулся за ней, гораздо быстрее, чем только что бежал за найтмером Синдзи. Он завалил крылатого на землю и начал рвать, грызть и отрывать ему конечности.

В лучах солнца летали окровавленные перья...

Фиолетовый рыцарь, как будто не замечал меча, торчавшего у него в груди...


Синдзи снова открыл глаза. Кабина Ланселота была страшно покорежена, а кое-где даже отсутствовала. Неподалеку на земле лежалао окровавленное тело фиолетового гиганта, проткнутое насквозь огромным мечом. Гигантская воронка неподалеку красноречиво говорила о том, что взорвалось что-то очень больше и взрывоопасное. Видимо, фиолетовый великан хотел вытащить Синдзи из кабины, но не успел и потому прикрыл его своим телом.

Ребра совсем не болели, а рука, казалось бы, всегда была такой странной. Аккуратно оперившись на кресло, Синдзи приподнялся на здоровой руке. Затем он также аккуратно вылез из покореженного Ланселота. Парень, чувствуя, что скоро он может потерять сознание навсегда, огляделся.

Неподалеку от фиолетовой твари валялась дымящаяся и разворошенная капсула. Не думая ни секунды Синдзи рванул к ней, кое-как вправил руку и, испуская нечеловеческие вопли, открыл огненную капсулу.

Внутри лежала бледная девочка с короткой стрижкой и голубыми, как небо в безоблачное весеннее утро, волосами.

-Девочка?- удивленно прошептал Синдзи, прежде чем потерять сознание.


Очнулся Синдзи в больнице. После особо тяжелых операций такое бывало. И опять на него сверху смотрел незнакомый потолок...

-Ты очнулся, сын? - спросил суровый голос, исходивший, казалось бы отовсюду.

-Папа?

-Я задал вопрос - Икари Гендо взял паузу - Впрочем, мой вопрос уже не нуждается в ответе. Посмотри на меня.

Синдзи поднял глаза и чуть не завопил от ужаса. На него смотрело омерзительнейшее существо. Оно в большей степени напоминало человека и это было чуть ли не самым ужасным в его облике.

Правая рука Икари Гендо была заменена на механический протез. Половину левой части лица закрывала чугунная вставка. Вместо правого глаза ярким светом светил фонарь.

Торс, вернее корпус, был человеческим, но все внутренности были оголены. Между сердцем и легкими нервно крутились стальные шестеренки. Ноги у Икари были полностью механические, своей походкой он наверняка чем-то напоминал Пен-Пена. Довершали картину выхлопная труба, торчавшая у него из ребер и котел с углем располагавшийся где-то в области паха.

-Что, нравится мой видок, сынуля? - он сдавленно хохотнул - Но об этом позже. Наверное, ты хочешь что-то спросить у меня? Спрашивай.

Синдзи попытался собраться с мыслями, но ничего не получалось. Вспомнив курс армейской подготовки, он все-таки смог взять себя в руки:

-Папа... Отец... Где я?

-Это минус первый этаж Иерихона, сынок - Гендо пронзительно крякнул -  Мы, SELEE, называем его Геофронт. Место, где началось строительство города. Именно здесь  живут действительно важные персоны.

-Что с Аской? Что это были за твари? - Синдзи уже слегка нервничал, понимая, что влез куда не надо.

- С пилотом Ленгли все более чем нормально - Икари хмыкнул, что металлическим звоном отозвалось во всем его чугуниевом теле - Что касается тварей...

Our Father, who art in Heaven

Hallowed be thy Name, 

Сотни лет человечество отрицало бога, и отказывалось воспринимать его с должной почестью. Он терпел и верил в наше покаяние, а потом, когда его терпение вышло, этот старый урод захотел уничтожить венец своего творения - человека. Но мы оказались сильнее. Тогда он ниспослал на нас второй удар.

 Thy Kingdom come,

 Thy will be done,

 On Earth as it is in Heaven

Он уничтожил все - леса, поля, дома, города, но не смог уничтожить главного - человека. Мы, подобно крысам, ушли под землю, где нашли это место, созданное истинным богом. Но этот бог был слаб и сам нуждался в человеческой поддержке. Мы приняли его, и создали это место, место, из которого впоследствии вырос Иерихон.

Give us this day our daily bread

And forgive us our trespasses,

А мы росли, наш город рос, и бог вырастал вместе с нами.  Мы любили его, а он любил нас, как своих родных детей. Но хорошие времена длились недолго. Наш создатель прознал о нашей размеренной жизни, о нашей наглости, о том, что мы смели подняться в небеса, о том, что нашли себе нового покровителя...

As we forgive those

Who trespass against us

Мы простили нашего родителя, но он не простил нас. И тогда появился первый ангел. Это омерзительнейшее крылатое создание, символ власти того, кого мы когда-то любили.

Нужно было что-то делать, ведь жизнь всего рода человеческого зависела от того, сможем ли мы победить в битве с самим создателем. Мы создали рыцарей, но они не смогли победить посланцев творца, ибо кварцевое поле не способно пробить истинный свет спиральной души. И тогда, когда последний лучик надежды растаял во тьме, наш спаситель забрал твою мать, Юй...

Она стала тем фиолетовым монстром, найтмером нового поколения. Она защищала нас от порождений мрака, посланных нашим отцом. Оранжевый щит вокруг твоей матери - поле спиральной энергии, универсальное оружие, защищавшее нас как от спиральных существ, так и от антиспиральных творений кварца.

And lead us not into temptation,

But deliver us from evil

Икари Гендо замолчал. Медленно кружились шестеренки в его телесном механизме, а где-то неподалеку тихо капала вода.

-Я хочу увидеть его - прошептал Синдзи, вставая с кровати.

Отец не стал спорить с ним. Просто посторонился, освобождая проход. Синдзи дернул за рычаг перед огромной дверью в форме шестеренки и ахнул - перед его глазами предстало поистине невероятное зрелище.

Огромное сердце из стали билось и вертелось среди причудливой сети механизмов. Эта величественная вершина человеческой мысли, символ его нерушимости и гениальности, просто не поддавалось никакому описанию. Синдзи подошел к гигантскому механизму поближе и просто наслаждался возможностью лицезреть своего бога.

Чтож, теперь не сложно объяснить, почему он  никогда не получал увечий, шастая по недрам Иерихона.

For thine is the kingdom,

And the power, and the glory,

For ever and ever.

 -Синдзи - Гендо деликатно кашлянул за его спиной - Юй мертва и теперь у Иерихона больше нет защитника...

-Не надо отец. Я все понял - Голос Синдзи был полон решимости. Он сжал свою руку в кулак - Ты никогда не был моим отцом. Потому бог и отверг тебя, превратив твое тело в отражение твоей мерзкой души

Синдзи подошел ближе к перегородке. Гендо молчал, но едва заметно улыбался.

-Потому что он - мой отец.

Amen.

Trixer

15.02.09

Эта история добавлена http://https://fiction.evanotend.com/viewstory.php?sid=73